ОДНОДНЕВНЫЕ ПАЛОМНИЧЕСКИЕ ТУРЫ

НОВЫЙ МАРШРУТ: Боровск - Малоярославец


К блаженной Матроне Московской


Муром - Карачарово


Годеново - Переславль-Залесский


Годеново - Николо-Сольбинский монастырь


Святые источники Дивеевской земли


Рязань - Пощупово


Путями преподобного Сергия


Звенигород - Новый Иерусалим


К иконе Божией Матери "Неупиваемая Чаша"


Оптина пустынь - Шамордино


Суздаль - Санино


Кострома


Нижний Новгород


Святыни Ярославля и Толгский монастырь


ЗАКАЗАТЬ ТРЕБЫ


Видеогалерея

Главная » Новости:: Паломническая служба :: Состоялась первая паломническая поездка к святыням Москвы
отправить ссылку другу версия для печати  

Состоялась первая паломническая поездка к святыням Москвы

Как спокойное и тихое начало мелодии, зазвучала история Данилова мужского монастыря, основанного св. благ. князем Даниилом Московским в 1282 г. Многое пережила сия обитель… И упразднение после кончины её основателя и в то же время продолжение существования, когда даниловская братия была переведена вначале в Спасский, а чуть позже в Новоспасский монастырь. И восстановление, когда князь Даниил три раза, при трёх правителях – Иване III, Василии III, Иване IV – явил миру своё заступничество и свою помощь, и по велению Иоанна IV возобновилась жизнь в древней обители. И много раз монастырь мог быть разорён, но по молитвам св. благ. князя Даниила не пострадал ни при нашествии крымского хана, ни в Смутное время, ни во время Отечественной войны 1812 г.

И был 1930 г., когда закрыли монастырь – последнюю действующую обитель в то время, и первым его открыли в 1983 г. и много сил и труда приложил его первый наместник – архимандрит Евлогий (ныне митрополит Владимирский и Суздальский) – для восстановления храмов и собора, территории и стен вверенного ему монастыря. И возвратились сюда колокола, что были выкуплены американским меценатом у советских властей при закрытии обители, и теперь мы можем, как и наши предки услышать тот восхитительный звон, что звучал здесь и раньше. И были переданы из США архиепископом Вашингтонским Феодосием и протоиереем Иоанном (Мейендорфом) частицы мощей св. благ. князя Даниила Московского, сохранённые архиепископом Феодором (Поздеевским) и Дмитрием Сергеевичем Лихачёвым. И ныне в храме в честь Святых Отцов Семи Вселенских Соборов в раке покоятся частицы мощей св. Даниила Московского – князя, получившего после смерти отца – св. благ. князя Александра Невского – Московское княжество; князя, что кротостью, смирением и миролюбием добился больше, чем его братья в сражениях и распрях между собой. И вырос из бедного и захудалого городка Москва укреплённый и богатый город, вокруг которого объединились русские земли и недолго осталось до знаменитой Куликовской битвы… И всё это заложил смиренный и незлобивый князь Даниил...

Подъехав к монастырю, мы направились к храму в честь Святых Отцов Семи Вселенских Соборов, где почивали мощи благоверного князя. На территории обители было тихо, дул холодный декабрьский ветер, стеливший по монастырской площади падавший снег. Около раки с частицами мощей св. благ. князя Даниила расположились два ковчежца с частицами мощей особо почитаемых у нас святых: св. Николая Чудотворца и св. Спиридона Тримифунтского, а рядом с ними была икона со свв. Верой, Надеждой, Любовью и матерью их Софией и частицами их мощей. В этой части храма царил полумрак, озаряемый лишь светом лампадок и свечей подсвечника, стоявшего неподалеку. Здесь царила атмосфера благодати и той духовности, которую нам грешным уловить трудно, но она есть… И хотелось стоять в этом приделе храма, стоять и молиться святым угодникам Божиим, просить помощи в ежедневных делах и заботах или, наоборот, поблагодарить за оказанную помощь. Или просто постоять хоть недолго в тишине, и задуматься, смог бы я поступить также, как и св. Даниил Московский, или свв. Вера и Надежда... Поэтому прийти сюда стоит, хотя бы на минутку, чтобы взяв благословение у первого московского князя, постараться в нашей суетной жизни явить те добродетели, которыми был славен св. Даниил Московский.

И после молебна, погуляв немного по территории Данилова монастыря, где находится и резиденция Патриарха Московского и всея Руси, мы сели в микроавтобус и поехали дальше, а мелодия нашего паломничества звучала всё громче, звучала всё ярче и глубже...

Шёл 1591 год… К стенам Москвы подошло многочисленное войско хана Казы-Гирея… Для защиты столицы был поставлен гуляй-город, а в главном стане русских войск в походной церкви во имя св. преп. Сергия Радонежского перед Донской иконой Божьей Матери молился царь Фёдор Иоаннович… И свершилось чудо... Не был разорён город, орды Казы-Гирея откатились назад, были спасены люди… И на месте стана была поставлена церковь во имя Донской иконы Божьей Матери, названная впоследствии Малой. Так начиналась история Донского монастыря, к которому вскоре подъехал наш микроавтобус.

Непростая эта обитель. Кажется, что тут сложного? Те же храмы и соборы; стены, возведённые на рубеже XVII-XVIII вв.; некрополь, который можно встретить и в некоторых других монастырях, но всё это внешнее, видимое невооружённому взору. А заглянешь внутрь, и ахнешь от удивления и шока, от которого будешь отходить ни один день. И во время знакомства с монастырём удалось осознать и понять лишь малую его часть, оказавшуюся огромной.

Мы шли по главной аллее, и перед нами стоял малиновый собор в честь Донской иконы Божьей Матери или Большой собор. Он, как бы, возвышался над всеми постройками обители, и казалось, что нет ничего вокруг… А внутри в одном русле текли три реки. Перед нами возвышался 8-ярусный иконостас, созданный русскими мастерами Алексеевым, Федоровым и Ивановым. Он был богато украшен золотыми узорами по белому фону, и иконы были похожи на великолепные картины из художественных галерей Европы. Вверх поднимались столпы, расписанные, как и стены, итальянским художником Антонио Клаудио. Внизу под чугунным полом, в Сретенском храме покоились представители царской грузинской династии Багратиони. И стояла справа на солее Большого собора рака с мощами святителя Тихона, Патриарха Московского – святого, прошедшего до конца свой крестный путь в то непростое революционное время. Его отпевали в Донском соборе около 60 епископов, с ним прощались десятки тысяч человек, для которых он был не просто Патриархом, а лучом света и камнем веры в те годы. И в 1989 г. его, казалось утраченные, мощи были обретены в Малом соборе, куда мы вскоре и направились.

С правой стороны стоял дубовый гроб, в котором были обретены мощи свят. Тихона, а слева стояло сооружение, с виду похожее на Купол скалы, но это был не он, и даже не его макет... Это была мироварня, в которой на Страстной седмице варится миро для всех православных епархий. А на полу, то тут, то там виднелись чёрные плиты с начерченными на них именами – надгробия похороненных здесь людей, и у входа в храм, подобно царю Давиду Строителю, упокоились архимандриты Симеон и Афанасий, дабы попирал их могилы, всякий входящий, ибо считали они себя недостойными Царствия Божия. И сразу вспомнился собор Светицховели в Мцхете, и Гелатский монастырь. Недаром в 1705-1720 гг. настоятелем Донского монастыря был иерарх Имеретинской церкви архимандрит Лаврентий (Габашвили).

А путь наш продолжался, и путь этот пролёг через некрополь, на котором покоится множество известных и знаменитых людей, на надгробиях которых и занимательные эпитафии и удивительные скульптуры. Идёшь по нему и открываешь всё новые и новые имена, кажется, что вся история России предстаёт перед тобою... Князья Оболенские и Волконские, герои Отечественной войны 1812 г. и обороны Севастополя 1854-55 гг., историк В.О. Ключевский и заводчик П.А. Демидов, писатели В.Ф. Одоевский и А.И. Солженицын, генералы В.О. Каппель и философ И.А. Ильин, и, конечно, Н.Е. Жуковский и С.И. Танеев, связанные с нашим родным Владимирский краем.

Можно было бы долго ходить и слушать нашего сопровождающего, но вдруг все заметили белку, маленькую, шуструю белку, одетую уже в свою зимнюю серенькую шубку. Она прыгала с ветки на ветку, перебегала от дерева к дереву по земле и оградам, и так преследуя её, как пёс Шарик зайчонка из мультфильма, мы достигли фрагмента экспозиции музея Академии архитектуры СССР, открытого на территории монастыря в 1934 г. Перед нами возвышались фигуры шести сохранённых горельефов храма Христа Спасителя, взорванного в 1931 г. Живое напоминание о том, до чего может довести уход от Бога, упование только на свои силы, властолюбие...

Выполненные филигранно и утонченно, фигуры производили впечатление на любого, кто подходил к ним близко. И как преп. Сергий Радонежский благословил князя Дмитрия Донского на борьбу с темником Мамаем, так и святитель Тихон - Патриарх, избранный в сложное и тяжёлое для нашего государства время, благословлял народ с открытой площадки стены Северных ворот монастыря, чтобы они сохранили веру, перенесли тяжкие испытания, не предавались унынию и скорби, полагались на Волю и Милость Божью. Мы были внутри дома, где жил с 1922 г. и до своей кончины арестованный Патриарх Московский и всея России Тихон - добрый пастырь, как его называли прихожане. На стенах висели фотографии, в витринах были его облачения, стоял стол с документами, и чувствовалось его незримое присутствие, комнаты не казались нежилыми, наоборот, было чувство, что святитель Тихон вышел куда-то ненадолго и скоро вернётся, а тут стоим мы – незваные гости.

Донской монастырь прочно вошёл в нашу память, как монастырь Патриарха Тихона, здесь всё напоминает о нём. И это, несомненно, промысел Божий, что за два года до основания монастыря при царе Фёдоре Иоанновиче был избран первый русский Патриарх Иов, и первый избранный Патриарх после Синодального периода провёл в этом монастыре последние годы земной жизни, восстановив тем самым преемственность поколений, преемственность всех нашедших покой на территории обители и всех, кто живёт в настоящее время.

И прозвучали тревожные и громкие звуки второй части мелодии нашей паломнической поездки, а впереди было окончание - тихая, спокойная, умиротворённая музыка, в которой таилась надежда на продолжение...

На город постепенно опускалась вечерняя темнота, и всё вокруг сливалось в единый серо-белый цвет, когда наш микроавтобус подъехал к белым стенам Новодевичьего монастыря с башнями, увенчанными коронами красного цвета. И кто бы мог подумать, что именно здесь в 1456 г. прощались жители Москвы с иконой Божьей Матери Одигитрия, которая переносилась в Смоленск, откуда она когда-то была принесена в качестве дара московскому князю. И что именно здесь, на Девичьем поле, князь Василий III во исполнение обета основал монастырь, на территорию которого мы входили через врата с Преображенской церковью.

Имеющая статус памятника Всемирного наследия ЮНЕСКО, обитель активно реставрируется и ремонтируется. Многое здесь было скрыто под строительными лесами: и главный Смоленский собор, и колокольня, и участки стены, и казалось, что идёшь по какому-то пустому месту. Но, конечно, это было не так. Лишь 7 лет назад территория монастыря была полностью передана монашествующим, и сейчас проходит долгий процесс восстановления того благолепия, что было здесь раньше. И нужно лишь запастись терпением, чтобы увидеть былое величие. Ведь Новодевичий монастырь – это непростой монастырь. В нём приняли монашеский постриг и почили с миром многие представительницы царского двора, боярских и дворянских родов: и княгиня Ульяна – жена Юрия Васильевича, младшего брата царя Иоанна IV, и царица Ирина Годунова – супруга Фёдора Иоанновича, и Ксения Годунова – дочь царя Бориса Годунова, и, конечно, Софья Алексеевна – сестра царя Петра I, взошедшая на российский престол в 1682 г. и, умершая в 1704 г., как схимонахиня София. Многое из того, что есть на территории обители, построено именно при ней, в том числе и Успенская церковь, и, когда мы туда вошли, там репетировал церковный хор, и пение их было так прекрасно и благозвучно, что хотелось стоять, слушать и никуда не уходить… Но уходить надо было.

В предвечерней темноте мы посетили монастырский некрополь, где упокоились и историк С.М. Соловьев, и генерал А.А. Брусилов, и, родной Владимирскому краю, граф А.С. Уваров, и поэт, герой Отечественной войны 1812 г. – Денис Давыдов, и многие другие. На улице было очень холодно, дул небольшой пронизывающий ветер, и было, кстати, что нас повели в две экспозиции церковного музея обители. Одна из них посвящена иконам Божьей Матери разных годов и разных стилей написания, а вторая – игуменье Серафиме (Чёрной), что стала настоятельницей монастыря в 80 лет после возвращения его в лоно Церкви, и на её плечи легли тяжёлые заботы и труды по его восстановлению. А мы прощались с монастырём, с г. Москвой, и впереди была обратная дорога, и это были последние мелодичные звуки нашей паломнической поездки в этот субботний декабрьский день.

И хотелось бы на этой ноте выразить слова благодарности всем, кто читает эти строки, кто был рядом в поездках, о которых я писал в этот уже уходящий год. Ведь поездить довелось немало, и одному Богу известно, сколько доведётся поездить в следующем, и, если доведётся, постараюсь черкнуть пару строк об этом. Хотел также попросить прощения, если чем-то провинился перед вами, и в следующем году постараюсь всё-таки дописать о поездке в Грузию. И всем желаю помощи Божьей во всём, что вас тревожит и сил, здоровья и терпения в делах и заботах. За сим, прощаюсь.

Алексей Журавлев




Рубрика: Паломническая служба Добавлено: admin 06.01.2018 05:03